ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ В РОССИИ

 

Олимпиада Иванова

     Похоже, что феномен политической корректности, этот неотъемлемый компонент идеологии современного западного общества, начинает проявляться и в российской культуре.

     Термин "политическая корректность" (political correctness) был впервые предложен Карен де Кроу (Karen de Crow), президентом Американской Национальной организации в защиту прав женщин (National Organization for Women). Авторитетный американский словарь1 относит возникновение термина к 1983 году. С тех пор этот термин, подразумевающий особую манеру поведения, общения, систему оценок, получил широкое распространение сначала в американских студенческих городах-кампусах, а затем стал активно использоваться и во всех остальных сферах. Сегодня политическая корректность - обязательная часть языковой практики западного, в первую очередь американского, общества.

     Что принято понимать под политической корректностью?

     Под политической корректностью принято понимать "стремление найти новые способы языкового выражения взамен тех, которые задевают чувства и достоинства индивидуума, ущемляют его человеческие права привычной языковой бестактностью и/или прямолинейностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида и т.п."2.

     В англоязычных странах все реже употребляются слова, способные так или иначе продемонстрировать пренебрежительное отношение к женщине (Miss, Madam, actress, stewardess), четко указать на принадлежность к той или иной расе или национальности (Blacks, Indians), возрастной группе (old people) и т.д. Иначе говоря, политическая корректность подразумевает замену политически некорректных терминов "соответствующими нейтральными или положительными эвфемизмами"3. Так, "оскорбительные характеристики" вроде fat (толстый, полный) и deaf (глухой) предлагается заменить на horizontally oriented (горизонтально ориентированный) и visually oriented (визуально ориентированный). Вместо слова woman, этимологически связанного с man, что унижает достоинство женщин, ввести womyn, вместо местоимений he, his (он, его) - всегда употреблять местоимения she, her, hers (она, ее, их). Правда, при этом произойдет некоторое унижение достоинства мужчин; но, видимо, они не имеют права быть оскорбленными, а с политически корректной точки зрения вообще должны испытывать чувство вины за годы оскорбленного женского достоинства.

     Политическая корректность и эвфемизмы

     Российские ученые, занимающиеся проблемой политической корректности (Ю.Л. Гуманова, А.В. Остроух), полагают, что по своим функциям политически корректные слова и выражения однотипны с эвфемизмами. Как известно, эвфемизмы, будучи "эмоционально нейтральными словами или выражениями, употребляются вместо синонимичных им слов или выражений, представляющихся говорящему неприличными, грубыми или нетактичными"4. В повседневной жизни мы очень часто употребляем эвфемизмы. Например, вместо "старый человек" мы скажем "пожилой человек", вместо слова "соврать" предпочтем употребить выражение "уклониться от истины", а начальника самодура в присутствии третьих лиц большинство из нас охарактеризует как "человека со сложным характером".

     Вместе с тем, в отличие от эвфемизмов, политическая корректность накладывает свой отпечаток не только на лексику, но и на синтаксис, морфологию и словообразование. Политическая корректность - это скорее стратегия, эвфемизмы же - тактика, тактические уловки, с помощью которых либо соблюдается, либо нарушается баланс взаимодействия между отдельными лицами, группами, сообществами. Кроме того, политическая корректность - не только или не столько языковое, сколько культурное явление. И это неудивительно, так как все изменения в собственно культурной сфере отражаются в языке, а языковые изменения, в свою очередь, активно участвуют в культурных процессах и влияют на них. Язык является главной знаковой реалией культуры, а языковая картина мира отображает мировоззрение носителей языка. В этом смысле очень интересно употребление слова "российский" вместо "русский". Эти слова имеют разные значения, указывая соответственно на гражданскую и национальную принадлежность. Слово "российский" все чаще используется как эвфемизм слова "русский" - с целью нивелировать этническое содержание последнего и политически корректно обозначить всех тех, кто живет в России и говорит на русском языке. Здесь, безусловно, есть определенные положительные моменты, но иногда слова "русский" сознательно избегают и так, как если бы оно несло какую-то негативную смысловую нагрузку.

     Как проявляется "политическая корректность" в России?

     Хотя некоторые исследователи феномена политической корректности утверждают, что он "во всей полноте не может развиться в России"5, похоже, что сейчас это явление как раз начинает оформляться, а в будущем, вероятно, станет привлекать еще большее внимание. Первые же его проявления в русском языке можно было обнаружить еще в первой половине прошлого века. Например, доярку тогда называли "оператором машинного доения", а тракториста - "механизатором". Налицо было желание смягчить восприятие низкостатусного социального положения большей части населения. В этом было некоторое лицемерие: признавая рабоче-крестьянское происхождение большинства советских граждан, сознательно отказывались облекать признание в слова. Вернее, обозначали существующие реалии с помощью слов, цель которых состояла в сокрытии или смягчении истинного положения дел.

     Можно привести и другие примеры. Так, учебные заведения для детей с задержкой умственного развития могли называться "спецшколами". В советские же времена смертная казнь долгое время называлась "высшей мерой социальной защиты".

     Получается, что политическая корректность - это особый сдерживающий фактор, предотвращающий открытое выражение мыслей в обществе, способ избегнуть вербальной агрессии, которая может послужить толчком к различного рода конфликтам. С этой точки зрения политическая корректность - не новое явление в России и вряд ли правомерно считать, что она появилась только в 1970-е годы в далекой Америке. Она давно существует в каждом обществе в качестве обязательного компонента каждодневного общения. Всем социальным группам свойственны определенные ценности и приоритеты, соблюдение которых позволяет мирно сосуществовать членам этих групп. На Западе тех, кто не соблюдают нормы, принятые в обществе, подвергают либо остракизму (игнорируют), либо более серьезным видам наказания - привлекают к суду, штрафуют, увольняют с работы и т.п.

     Язык в общении не может быть прямым, он всегда будет насыщен эвфемизмами, завуалирован косвенными вопросами и запутанными ответами. "Наивное" общение, где обе стороны (слушающий и говорящий) говорят все, что думают, невозможно и неумно. Поэтому, слушая, например, чье-либо публичное выступление, мы всегда пытаемся определить, что говорящий сделает, если получит власть, решаем, можем ли ему доверять, стараемся определить, что он за человек. Внимательный слушатель попытается увидеть то, что скрыто за сказанным. В свою очередь говорящий, желая произвести нужное впечатление, будет стремиться придать своей речи должную форму и должное содержание. Для этого он, прежде всего, будет стараться не употреблять слова и фразы, которые могут вызвать негативные суждения или ассоциации, а также будет редактировать свою речь так, чтобы предстать в наиболее выигрышном свете. В связи с этим можно говорить об особом коммуникационном режиме - режиме политкорректности; под ним следует понимать такое взаимодействие в обществе, при котором слушатели / читатели наделяют негативными чертами всех тех, кто выражает свои мысли некорректно, в результате чего большинство говорящих или пишущих стараются не давать для этого повода. Осуществляется своего рода самоцензура. Ведь называя вещи "своими именами", мы рискуем быть обвиненными в расизме (черные, негр, цветной), сексизме (голубой, гей), религиозной нетерпимости (иудей) и т.д. В то же время, зная о том, что говорящий придерживается тех же ценностей, что и мы, мы с большим доверием отнесемся к тому, о чем он говорит. Режим политкорректности - это своего рода добровольный общественный договор.

     Одним из негативных последствий этого договора является распространение двусмысленной, неточной речи. Эвфемизм смягчает реакцию слушателя, усыпляет его бдительность, часто заставляет верить несуществующим фактам или делать ложные выводы. Например, если мы слышим или читаем не о "задержке зарплаты", а об ожидаемом "смещении сроков выплаты зарплаты" (или пенсий, стипендий, пособий), мы воспринимаем этот неприятный момент как временную необходимость, хотя на самом деле, особенно в начале 1990-х годов, пресловутое "смещение" могло длиться в течение нескольких месяцев.

     Еще пример. В середине 1990-х в русском языке появились и прочно вошли в употребление такие слова и выражения как "лицо кавказской (реже - еврейской, азиатской) национальности", "бомж", "платные гигиенические центры" и другие. Все они призваны смягчить или прикрыть негативный, неприятный смысл, таящийся в самой сути этих слов. Несколько выделяется сочетание "лицо кавказской национальности", эта своего рода стигма для обозначения всех выходцев с Кавказа. В зависимости от контекста оно может иметь двойной смысл. Во-первых, служит инструментом идентификации несуществующего народа ("кавказского" - вместо реальных азербайджанского, армянского, грузинского, абхазского и т.д.), во-вторых, является очень удобной лазейкой для тех, кто хочет кинуть камень и при этом остаться незамеченным. Как-то не очень удобно подозревать человека в совершении какого-нибудь антиобщественного действия только потому, что он грузин, ингуш, карачаевец и т.п. Зато вполне удобно назначить на роль вечно подозреваемого некое расплывчатое, чуть ли не мистическое, "лицо кавказской (или другой, такой же "собирательной") национальности". Главное, это можно сделать практически безнаказанно.

     Слово "бомж", казавшееся таким безобидным в пору его изобретения Ю.М. Лужковым и активно подхваченное не только СМИ, но и обывателем, сейчас звучит уже более пейоративно. Все чаще оно заменяется развернутым определением "лицо без определенного места жительства" либо словом "бездомный". Видимо, политически корректные термины могут эволюционировать. Сначала мы говорили "бродяга", потом стыдливо стали передавать ту же суть с помощью аббревиатуры "бомж", а теперь идем дальше, заменяя его на полную (и более приятную для слуха?) форму либо на жалостливое "бездомный". В теле- и радионовостях сейчас часто можно услышать вместо "бедные" "социально непривилегированные слои населения" или "малообеспеченные слои населения". Возникает ситуация, схожая с той, что была в советское время. Тогда за словами "механизатор", "оператор машинного доения" скрывалось "низкое" происхождение граждан. Теперь же мы прячем безобразную действительность за кокетливым и нережущим слух словосочетанием типа "социально непривилегированный слой населения" и так сознательно смягчаем реакцию слушателя / читателя, заставляем его относиться к самому явлению с большей терпимостью

     Сам термин "политическая корректность" сейчас становится у нас все более и более популярным. Частыми стали такие замечания как "выборы были политически корректными", "его речь политически некорректна" и т.д. Так, например, о новом спикере Совета Федерации С.М. Миронове в "Независимой газете" как-то написали, что он "не знаком с Конституцией, не признает правил игры, не политкорректен, не сдержан"6. В данном случае, видимо, под "неполиткорректностью" имелась в виду именно несдержанность. А. Балабанов, недавно выпустивший свой очередной художественный фильм "Война", высказался о политкорректности следующим образом: "Для меня не существует такого понятия (как "политическая корректность". - О.И.) - оно из лексикона политиков, они его для себя придумали. А я снимаю кино, о политике не думая"7. Вероятно, известный режиссер в своем понимании политической корректности делает акцент на первой части термина, определении "политическая", и потому связывает его прежде всего с активной политикой.

     И все-таки, что такое политическая корректность в современной российской действительности: модное слово или действительно существующий языковой и культурный феномен? В России, в отличие от США и других западных государств, исторически сложилось несколько иное языковое поведение, быть может, порой более агрессивное и резкое (видимо, от желания "резать правду-матку"), но и более искреннее. В той же Америке систематическое следование требованиям политкорректности приводит к выхолащиванию, украшательству языка, появлению часто совершенно абсурдных слов, например, feminite вместо menstruate. Кроме того, в русскоязычном обществе каждый волен сам выбирать модель речевого поведения. Во всяком случае, несоблюдение критериев политической корректности не повлечет за собой ощутимых последствий для речедеятеля, подорвав его репутацию или разрушив карьеру, как это могло бы произойти в США. В русском языке сочетание "политически корректный" все же имеет несколько расплывчатую смысловую нагрузку. Политически корректное слово, выражение, заявление означают у нас нечто сдержанное, вежливое и обезличенное ("лицо кавказской национальности"), то, под чем практически всегда следует ожидать подтекст.

     Все же в России определенно существует политическая корректность, но в отличие от той же Америки здесь она не переросла в идеологию. Отечественные филологи неоднократно пытались ввести другие термины для обозначения сути этого явления. Например, С.Г. Тер-Минасова (Московский государственный университет) предложила термин "языковой такт"8, а Т.В. Киселева (Казанский государственный университет) использует термин "коммуникативная / культурная корректность"9. Несмотря на то, что в русскоязычной среде эти термины были бы более понятны и обозначали бы именно то, что мы понимаем под политкорректностью, они все же не смогли "прижиться", поскольку термин "политическая корректность" уже довольно прочно вошел в употребление. Таким образом, для россиян политкорректность в первую очередь означает соблюдение языкового такта.

     Основными распространителями "политкорректных" слов и выражений, как в США, так и в России являются СМИ. Ненавязчиво повторяя, российские СМИ делают такие выражения как "простые люди" (вместо "бедные") и "пойти на непопулярные меры" (вместо "сократить расходы на социальные нужды") неотъемлемой частью современного русского языка.

     Наряду с политической корректностью существует и неполиткорректность. Она может быть осознанной (преднамеренной) и неосознанной (непреднамеренной). Если речь идет об осознанной неполиткорректности, то по своей сути она будет представлять собой то, что принято понимать под бытовым хамством, цель которого - оскорбить, унизить, задеть, обвинить в совершении какого-либо проступка или преступления. Например, сразу же после террористических актов в Москве большинство российских газет ("МК", "АиФ" и т.д.) немедленно обвинили в содеянном даже не "лиц кавказской национальности", а чеченцев. Так с легкостью было легко выдвинуто обвинение в адрес целого народа. Другой пример. В час пик в московском транспорте в адрес "лиц азиатской национальности" можно услышать: "Понаехали тут из степи!". Подобное замечание вряд ли было бы оставлено без внимания, прозвучи оно где-нибудь в Америке.

     Осознанное употребление неполиткорректных слов и выражений, по сути, очень похоже на использование в речи дисфемизмов. Дисфемизм представляет собой "замену эмоционально и стилистически нейтрального слова более грубым, пренебрежительным и т.п."10. В качестве примеров можно привести следующее: "сыграть в ящик" вместо "умереть", "осточертеть" вместо "надоесть" и т.д. Осознанное употребление неполиткорректных слов и выражений часто ставит своей целью стилистически окрасить сказанное, сделать его более ярким.

     Вообще говорящий / пишущий должен четко осознавать, к какой аудитории он обращается, что и как при этом говорит и какую ответную реакцию хочет получить. Часто некоторые темы вообще закрыты для обсуждения, как бы табуированы. Они могут быть затронуты только в отсутствие "чужих", исключительно среди "своих". Об этом следует обязательно помнить дабы избежать неосознанного неполиткорректного высказывания или поведения - чтобы не получилось так, как у депутата Государственной Думы от Агинского Бурятского автономного округа И. Кобзона. По свидетельству очевидцев , в 2001 году на праздновании Сагаалгана (Новый год по восточному календарю) он обратился к присутствующим со словами "Дорогие мои буряты!". Несмотря на то, что аудитория действительно была в большинстве своем бурятской, такое обращение вызвало пусть не сильное, но недовольство. На праздновании Сагаалгана в 2002 году Иосиф Давыдович выразился уже более политкорректно: "Дорогие мои избиратели, друзья!". В то же время, если бурят обратится к землякам так, как это в первом случае сделал Кобзон, то такое обращение не только не вызовет неудовольствия, а, наоборот, оратора будут слушать с повышенным вниманием, поскольку аудитория воспримет его уже как часть себя. Точно такая же реакция имеет место в тех случаях, когда буряты (или представители любой другой нации - армяне, чукчи, евреи) рассказывают смешные истории, анекдоты о себе. Реакция слушателей будет если не одобрительной, то вполне спокойной, не будет содержать в себе негативные эмоции. Но стоит то же самое сделать "чужому" - и самый безобидный "случай из жизни" будет воспринят как умышленное оскорбление. В США афроамериканцы (African Americans) вполне могут снимать фильмы, устраивать публичные дискуссии о проблеме цвета кожи, писать песни о "ниггерах"; в то время как для любого белого подобные действия могут закончиться весьма плачевно.

    

* * *

     Что можно сказать в заключение? Хотя термин "политическая корректность" стал использоваться в русском языке относительно недавно, сама идея быть политически корректным или просто соблюдать языковой такт существует уже очень давно. Корректнее будет сказать, что чувство языкового такта изначально свойственно природе русского языка и русской культуры. Появление же все большего количества политкорректных слов и выражений в русском языке свидетельствует о раскрепощении языкового сознания, его готовности изменять устоявшиеся нормы. Политическая корректность оказывает наиболее ощутимое воздействие на лексический состав языка. Лексика, как наиболее подвижный уровень языковой системы, мгновенно реагирует на происходящие в обществе перемены. Этот процесс становится особенно заметным в периоды экономических, социальных и других изменений в обществе: именно тогда появляется огромное количество неологизмов, большинство из которых со временем благополучно выходит из активного употребления. Возможно, политкорректность никогда не станет в России такой всеохватывающей идеологией, как на Западе, но появление все большего количества политкорректных слов и выражений отрицать невозможно. Наше отличие от Запада в том, что мы гораздо свободнее в выборе слов, нам никто не может запретить называть вещи своими именами, кроме того, наши СМИ не находятся под таким жестким контролем общественного мнения, как в США. У нас нет специальных инструкций для дикторов, предписывающих использование тех, а не иных слов и выражений (хотя об этом иногда приходится жалеть), в то время как практически во всех крупных западных информационных агентствах специальные руководства такого рода обязывают сотрудников теле- и радиостанций избегать использования определенных слов и выражений, которые могут вызвать чье-либо недовольство. Будем надеяться, что нам удастся избежать появления абсурдных политкорректных слов и выражений, которые могут нарушить красоту, искренность и благозвучие русского языка.


Олимпиада Федоровна Иванова, аспирантка факультета иностранных языков Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Москва.

1 Merriam Webster Collegiate Dictionary, Electronic Edition, © 1994 - 1995, Merriam Webster Incorporated // www. m-w.com/cqi-bin/dictionary?political + correctness Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М., Слово, 2000. С. 216.

2 Там же. С. 215.

3 Лингвистический энциклопедический словарь. М., Советская энциклопедия, 1990. С.590.

4 Гуманова Ю.Л. "Политическая корректность" как социокультурный процесс (на примере США) / Автореф. канд. дисс. Москва, МГУ, 1999. С. 24.

5 Виноградов З.В. Серебро Миронова, оно же золото Путина // Независимая газета, 2002, 15 марта.

6 В российский прокат выходит фильм Алексея Балабанова "Война" // www.HTB.ru, 2002, 14 марта, 13:30.

7 Тер-Минасова С.Г. Указ. соч. С. 216.

8 Киселева Т.В. Коммуникативная корректность в языковой картине мира // Языковая семантика и образ мира // www.kcn.ru/tat_ru/science/news/lingv_97/n62.htm , 2001, 22 декабря.

9 Лингвистический энциклопедический словарь... С.590.

10 Очевидцы этого разговора не пожелали, чтобы их имена были упомянуты в статье.