<...> Начнем с "султанок". Это объединение девушек разных национальностей в возрасте 16 - 19 лет, по большей части приехавших из села. В уличном потоке "султаночки" выделялись очень четко. Их групповая идентификация достигалась особой манерой одеваться, делать прическу и накладывать макияж.

     "Султаночка" любила носить брюки и пиджак <...> "Султанкам" также очень приглянулась юбка-макси. <...> Она свидетельствовала о том, что "султанки" идут в ногу с модой и в то же время лишний раз подчеркивала принадлежность к определенной группе. <...> Юбку обычно дополнял объемный свитер. Но для вечера "султаночка" предпочитала "мастерку", то есть верхнюю часть спортивного костюма. <...>

     Прически "султанок" были довольно однообразны: днем "каре" из длинных волос, к вечеру же волосы стягивались в тугой узел или собирались в "конский хвост". Обладательницы коротких стрижек тщательно начесывали челку. Модными считались обесцвеченные волосы. Теперь что касается макияжа: нижнее веко резко обозначивали контурным карандашом, верхнее расцвечивали яркими тенями, щеки сильно румянили, на губах сверкала перламутровая помада.<...>

     Наконец, "султанки" должны были выделяться - и действительно выделялись - особым стилем поведения. Собравшись вместе, они напоминали стаю галдящих птиц: оживленно болтали, громко смеялись, были подчеркнуто дерзки с окружающими. Большинство "султанок" курили, многие могли выпить.<...>

     <...> Членство в объединении "султанок" не было длительным и уж тем более постоянным. Это была ярко выраженная возрастная группа, и перевалившие за 19 лет ее покидали. На их место приходили другие. Однако в конце концов такие методы самоутверждения, как избиение или раздевание "не своих" девушек, что, к сожалению, было свойственно "султанкам", ни к чему хорошему не привели. Блюстители порядка приняли меры <...> В отличие от "султанок" члены остальных молодежных группировок в большинстве своем родились в Улан-Удэ. Поэтому они легко объединялись по месту жительства, в границах территорий, которые числили за собой. Это обстоятельство сказывалось на названиях групп. Вообще все группировки составляют сейчас (написано в 1993 году. - С.П.) как бы две большие партии: "чуваков" и "братков". (Раньше еще были "генералы" и "квадраты"). "Чуваки" разделяются на собственно "чуваков" (иначе - "чава"), "хунхузов" (иначе - "цинхай") и "чанкайшистов" (иначе - "чанки" или "чаноки"). Причем, наряду с этими именами могут использоваться уличные (жаргонные) названия - опять-таки по месту жительства. Например, "чанки" - это одновременно и "шанхай", район тонкосуконного комбината, улиц Геологической, Столбовой, Терешковой, Лебедева. По другому принципу именовались "братки" (иначе - "братва"): они представили свою территорию в виде США и соответственно окрестили ее части по названиям штатов - Аляска, Небраска, Вирджиния и т.д.

     Крупные объединения включают более мелкие, которые обычно просто нумеруются в порядке их возникновения. Скажем, в 1992 - 1993 годах насчитывалось шесть подразделений "хунхузов": "нулевские" (живут в районе элеватора), "первовские" или "перские" (проспект Победы), "третьевские" и "четвертовские" (улица Шишкова), "пятые" или "пятовские" (47-й квартал) и "седьмые" (в районе ПВЗ - паровозовагонного завода). "Вторые" и "шестые" прекратили существование. Сходным образом, некогда было семь "шанхаев" или подразделений "чанкайшистов"; к лету 1993 года уцелели только "третий" (ул. Терешковой) и "пятый" (19-й квартал) "шанхаи" да еще "седьмовские" ("чанки", живущие в 7-м квартале).

     Как и "султанки", все эти группировки не имели этнической окраски. Без какой-либо дискриминации в них входили бурятские и русские ребята <...>. Внутри группировок существовала довольно строгая иерархия. Главный - "босс", "шеф" или "начальник", нередко отсидевший срок. Потом шли "старшаки", далее - "середняки" и в самом низу - "шпана" или "мочаки". У каждого слоя были свои права и обязанности. Любой член группировки знал: если соблюдать ее законы и не задевать по собственной инициативе интересы других формирований, ему ничего не грозит.<...> Если же кто-то считал себя обиженным "чужаками" и товарищи по группе думали так же, разгорался конфликт. Тогда уже шли стенка на стенку и в драку бросались с особой яростью. Правда, число сражающихся предварительно оговаривалось. <...>

     Каждая группировка имела свой клич. Например. "братва" пользовалась таким набором:"Уууч!", "Ассо! Асса!", "Шик-шик!". Эти кличи писали на стенах домов (как, впрочем, и названия групп), подтверждая тем самым, что владеют данной территорией и следят за "порядком" на ней. Конечно, стремились выделиться и внешним видом. "Братки", например, облачались в "телаги" (телогрейки), мохеровые кепки, штаны-клеш и кроссовки. Хотя, что касается обуви, то, за исключением зимнего времени, "братва" предпочитала обычные домашние тапочки. <...>

     Сейчас страсти поутихли, межгрупповых стычек заметно поубавилось. Чаще других напоминает о себе, пожалуй, "братва". Некоторые группы сошли на нет, некоторые "забратились" - влились в ряды "братвы". Для уцелевших объединений наиболее важны две задачи.

     Первая: "общак" - сбор чая и тушёнки для бывших "старшаков", попавших в зону. "Чуваки" проводят его примерно раз в квартал, "братки", с их более криминогенной средой, - до двух раз в месяц. Практически каждый подросток вне зависимости от его желания считается членом объединения, на территории которого он живет, и потому обязан исправно делать взнос. Насколько это соблюдается в действительности, зависит от активности группы, настойчивости ее "начальника". Характерно, однако, что чуть ли не главной причиной еще случающихся разборок оказывается "месть" за попытки собирать "общак" на чужой территории.

     Вторая: у молодежи Улан-Удэ появились заботы более серьезные, чем раздел и поддержание дворовых сфер влияния. Ныне как бывших, так и настоящих "хунхузов" или "чаноков" заботит то же, что и большинство населения, - деньги. <...>

     <...> В целом можно сказать, что рынок побудил молодежь сменить дух "рыцарей" на дух"буржуа": от громких, но сугубо символических "подвигов" перейти к практической деятельности <...>

     Наталья Халудорова. Молодежь Улан-Удэ: "султанки", "генералы", "чанкайшисты" и другие // Вестник Евразии, 1995. № 1. С. 168-172.

     Начальник подразделения по пресечению правонарушений в учебных заведениях Алексей Шубин не скрывает: он не ожидал, что вымогательство в школах носит, без преувеличения, тотальный характер. Такого не было никогда - чтобы за 2 месяца по 27(!) выявленным случаям вымогательства в школах материалы были направлены на возбуждение уголовных дел. В одной 65-й школе возбуждено 7 уголовных дел <...> Работники подразделения всерьез обеспокоены ситуацией: рэкет пустил очень глубокие корни и в один момент его не искоренить.

     И все же результаты есть. Об этом говорит пример 26-й школы - школы, где зародилось движение "рассерженных" отцов <...>

     Махачкеев А. Стена страха // Информ Полис, 1999, 3 ноября.

     Пресловутые школьные рэкетиры все чаще попадают в поле зрения сотрудников охранного подразделения при ДСО "Динамо".

     Особенно результативно охранники сработали в 65-й школе, фирменный конек: захват вымогателей во время "стрелки", в самый момент передачи денег .<...>

     С 24 сентября по 24 ноября по таким фактам были возбуждены 9 уголовных дел <...> начальник подразделения Алексей Шубин отметил бескомпромиссную позицию директора школы Ольги Спиридоновой.

     В отличие от некоторых, так называемых "престижных", школ, здесь не стали утаивать от следствия факты вымогательства. В школе проведены общее и классные собрания родителей и учеников, решено создать совет отцов.<…>

     В настоящее время 56 сотрудников, пенсионеров МВД охраняют 22 школы и 4 техникума. Всего с 1 сентября ими выявлено 32 факта вымогательства в школах, по 15 из них возбуждены уголовные дела, в 4 случаях отказано в их возбуждении и 13 рассмотрены на советах профилактики школ. Кроме того, в их активе раскрытие краж, предотвращение 12 групповых драк среди школьников, обнаружены 2 тайника и 5 случаев использования наркотиков.<…>

     В борьбе с вымогательством в школах складывается широкий фронт: это учителя, милиция, сотрудники охранного подразделения, отцы, сплотившиеся в общественную организацию "Мужской разговор". <...>

     Махачкеев А. Школьный рэкет имеет проблемы // Информ полис, 1999, 22 декабря.