Участники школы могут не только скучные статьи катать, но и в реальной, конкретной жизни кое-что делать, не забывая и о том, что они там конкретные сестрёнки и братишки, и о том, что они типа ма-аладые учёные. Вот Серёга Рассказов на любую ерунду любит взглядом географа глядеть.

Тоже регион нехилый
Или вторая "Евразия" в Восточной Европе
географическая интерпретация фильма "Солнце ацтеков" (Im Juli)

    В последнее время немцы активные стали, ну, оно и понятно - объединились, прекратила существование самая глупая геополитическая ситуация - две Германии. Нет, две Кореи - это я могу понять, два Вьетнама, два Йемена, но две Германии - это полный привет. Много Германий - понимаю, одна Германия - понимаю, две - нет (Австрия, Швейцария, Люксембург-Лихтенштейн - не в счёт, каждая из этих стран не ещё одна Германия, а другая Германия, сюжет из тех исторических саг, когда Германий было много). Между тем, отец и учитель врубался, что делает - только такая конструкция могла свести к минимуму немецкую активность в Восточной Европе - традиционной сфере интересов Германского мира. Ну, а объединились, ясен пень, понеслась - рабочие сюда, компании, туристы и инвестиции туда, а за экономическими связями и всякие другие прочие вырисовываются. Ну, а раз такие дела пошли, стало быть, надо обмозговать хорошенько всё, освоить, так сказать, на семантическом уровне. Они и осваивают, сидят и всей Германией думают, как с этой Восточной Европой быть. Животрепещущая у них это тема, настолько, что даже фильмы снимать стали. Это на фоне того, что вообще немцы разразились чередой хороших и средних фильмов - Lola rennt, Достучаться до небес, Das Experiment, и т.д. Резвые стали, и не говорите.

    История фильма интересна. Снял его по национальности немец, по этнической принадлежности турок, так что понятно, что качество второго больше чем качество первого. Снял о том, как двое немцев, на языке онтологии - дурачков, едут туда, не знаю, куда из своей родной домашней уютной Германии, попадают в стихию Восточной Европы, претерпевают немало, и по лекалам пространства их заносит в Стамбул-Константинополь. Причём не как будто случайно заносит - мы здесь проездом, а вполне закономерно - как провинциал стремится в столицу, как стружку тянет к магниту, как всё из сферы влияния тянет в центр силы. Тем самым, фильм оказывается путешествием через Восточную Европу в Стамбул, через и с периферии в Центр. Это не немцы Восточную Европу осваивают, а Она их. И впереди на белом коне, с шашкой в руке турки, которым под развал гегемонии в регионе СССР-России-Евразии очень кстати пришлась немаленькая турецкая диаспора в ФРГ.

    Ну, ладно, всё хорошо, а при чём здесь вторая-то Евразия. А то, что фильм показывает нам Восточную Европу как пространство, протянувшееся от периферий Западной Европы (Западная Европа=Европа, в смысле такая настоящая Европа, не правда ли…) до одного из узлов Азии, коим стал Константинополь - Стамбул с тех пор как османам очень понравилась геополитическая теория и практика империи Ромеев. Нет, оно понятно: всё это условно, натянуто - Азия не Азия. Но, ёлки-палки, товарищам евразийцам можно было резвиться, а нам нельзя. Так вот, обращаясь к устойчивым стереотипам нашей родной европейской культуры, авторитетно заявляем: турки религией - азиаты, да и родословной не блещут, давно пора регистрацию проверить. Вообще об чём речь - фундамент европейской культуры и цивилизации - это уникальная религия (христианство, если кто не понял), и при всех различиях внутри неё, прочие культуры и цивилизации от европейцев-христиан отличаются значительно. Подумайте, почему вроде бы с "природными азиатами", но всё же христианами на Ближнем Востоке европейцам и американцам (тоже наш оригинальный отросточек) как-то легче общий язык найти, чем с мусульманами. Так что, с тех пор как центр силы в зоне контакта Средиземноморья и Черноморья, Балкан и Малой Азии из ромейского стал османским, малина закончилась. Понятно, что кроме положения между условными "Европой" и "Азией", черт смешения и переходности мало каких сходств между Россией и нашим регионом можно раскопать, но различия они даже интереснее.

     Итак, Русская Евразия - русские (европейцы) осваивают, контролируют и живут в Азии, да так живут, что это вроде как их собственные территории, то есть те, за которые они в полной мере несут ответственность, отвечают, стало быть, за базар и прочее… Это вам и Сибирь и Поволжье и Северный Кавказ, чуть Средняя Азия с Закавказьем не стали, но посмотрим - ещё не вечер. Восточная Европа - османы (азиаты) осваивают, контролируют и живут в Европе, да неплохо так живут, тоже вроде отвечают. Понятно, что потом был кризис имперской системы, откат турок и катастрофа 1920 года. Но то, что случилось потом… Случившееся далее - совершенно тупое наступление греков на Анкару, владевших и Константинополем и эгейским побережьем Малой Азии представляется мне чуть ли не провиденциальным - греки оказались плохими наследниками лучших моментов империи ромеев в Восточном Средиземноморье и хорошими наследниками худших моментов империи ромеев в Балкано-Малоазийском стыковом регионе, в общем проканали всё - и Константинополь и Малую Азию. Рановато им было поручать центр силы в данных краях, особенно в том свете, что турки извлекли конкретные выводы из конкретных уроков истории, хотя бы частично. Начинал я с активности немцев, а теперь об активности турок - эти уже почти сто лет не унимаются. Сначала странные, но в определённой степени эффективные реформы Мустафы Кемаля, Пахана всех турок, затем осторожные попытки вернуться в европейские игрища, потом и посмелее, под эгидой американцев-то, потом ЕС, и куча турок в Европе. В ЕС вряд ли турок в обозримой перспективе возьмут. Они, конечно, обижаются, говорят, что, мол, если вы - ЕС нас к себе не возьмёте, стало быть, вы - негодяи - Христианский клуб. Конечно, а вы как думали? Тем не менее.

    Восхитительный фильм Im Juli (в русском переводе - "Солнце Ацтеков") нам вот о чём говорит. Первое: турки хорошо сели в Европе и, в том числе, в Германии - у них есть уже не только мощные общины, что состоят из простых в массе людей с невысокой квалификацией, но и, так сказать, творческая интеллигенция. Не помню как мужика-турка, который режиссёр фильма, зовут - сами посмотрите, но это настоящий турецкий шпион и диверсант.

    С чего всё начинается? Немецкий студент-дурак (Мориц Бляйбтрой - очень популярный немецкий актёр) встречает девушку-турчанку. Всё. Он сражён наповал. Ах, какой дэвюшка! Цвэток! Ва-асточный звэзда! Он готов ехать в Стамбул и искать её. Ну за ним увязывается немецкая девушка, которая его судьба на самом деле, а не восхитительная иллюзия в ранге фантазии. Путями неисповедимыми, Господними то бишь, заносит их в Восточную Европу (а так хотели через уютную Италию ехать и дальше на пароме). И вот этот режиссёр нам показывает Восточную Европу, не нам даже, а немцам, опасный и безбашенный Будапешт, коварных славянок, румынских пограничников, очень уважающих свадьбы и очень любящих подарки к свадьбе (самому себе от жениха), болгар, чей менталитет очень некомфортен для простых немецких парней, и турок - настоящих мужчин! Вообще с попаданием в Восточную Европу рушится главное в европейском мировосприятии - комфортность личного пространства. Герои встревают не по-детски, проезжают несколько стран практически без денег и документов - режиссёр показывает немцам и нам - смотрите, это совсем другое пространство, здесь всё не так, это испытание для вас, это школа жизни, дедовщина натуральная, это лабиринт, в котором запросто заблудиться. Какой же выход? Странный вопрос, если гидом по лабиринту выступает турок, значит, его и его племя и надо спрашивать, если всё здесь будет благополучно у тех, кто стремится к сердцу Восточной Европы - в Стамбул - Константинополь, значит туда и надо стремиться благополучным немецким бюргерам, если они хотят иметь какие-то дела в Восточной Европе.

    Ещё парочка линий. Логика путешествия всегда предполагает, что территории преодолеваемые на пути к цели есть ступени, стадии, посредством которых эта цель и достигается. Так и Турция, Стамбул постепенно нарастают в образах стран, преодолеваемых героями ,- Венгрия опасна для наивных, Югославия коварна и непредсказуема, Румыния добродушна, традиционна и коррумпирована, Болгария жестока и прекрасна. А Турция есть сразу воплощение всех этих черт. Герои, получив немало уроков жизни в своём путешествии, главный урок, главный экзистенциальный опыт обретают в Стамбуле - Константинополе. Парень понимает, что "дэвюшка - цвэток" была лишь его иллюзией и полнотой реальности в его собственной жизни обладает вот эта симпатичная немочка, претерпевшая с ним все те же невзгоды на пространствах Восточной Европы, и которая теперь, как и он, оказалась в её сердце, в самом сакральном центре - на берегу Босфора, под мостом. А в сакральном центре все обретают полноту Бытия, зрят Истину воочию, и реальное положение вещей вскрыто как банка с кильками в томатном соусе. Вот и всё замечательно - путешествие закончено, иллюзии рухнули, глаза открылись, любовь - морковь, счастливый конец.

    Когда-то турки не смогли взять Вену. Момент рекламы не продумали. Все так перепугались перспективы массового обрезания и записывания в Талибан, что сражались до последнего. На этот раз уроки истории пошли ребятам на пользу: ещё ста лет не прошло с разгрома греческих лошков (на онтологическом языке) под Анкарой, а героические её защитники уже взяли Берлин и Франкфурт, и Дюссельдорф, и Майнц, и Эссен, и Киль, и, может даже Мюнхен.

Сергей Рассказов